Девальвация риала — повод для протестов в Иране?

Распечатать

13.03.2018 20:14

Москва, 13 марта — «Вести.Экономика». Тегеранская фондовая биржа может завершить финансовый год в марте с 25%-м ростом ключевых индексов. Столь беспрецедентный рост наблюдается на фоне шторма на валютном рынке, курс местной валюты рухнул в феврале до 50 тыс. риалов за доллар США.
Глава ЦБ Ирана Валиолла Сейф, после того как выступил с инициативой проведения конференции Euromoney Iran в Париже в результате крупных обязательств французского нефтяного и автомобильного сектора, отказался от риторики благоприятной для деловой активности и пообещал сотрудничать с силами безопасности против «спекулянтов».

Монетарные власти выпустили облигации с высокими процентными ставками, пытаясь изменить оставшуюся ликвидность, поскольку его собственные операции подвергались критике банковского сообщества за неравномерное вмешательство после нескольких месяцев сниженного доступа к иностранной валюте.

Новая электронная торговая платформа, которая будет развернута, предназначена для облегчения проведения транзакций, однако рынок был напуган недавними национальными протестами против режима с тысячами арестов, сомнением на международном уровне в отношении ядерного соглашения, поскольку президент США Дональд Трамп призывает к пересмотру и ужесточению санкций и налаженных связей с банками в регионе Персидского залива как итог бойкота Катара из-за его предполагаемого альянса с Ираном.

Прогноз роста ВВП Ирана с 2015 года

Гнев гражданского общества направлен на Верховного лидера аятоллу Али Хаменеи и президента Хасана Рухани из-за доминирования экономических интересов в религиозных институтах и Корпусе стражей исламской революции Ирана (IRGC), на фоне того как сбережения потеряны в нерегулируемых финансовых учреждениях, а социальные расходы продолжают снижаться на фоне двузначных показателей безработицы.

Во время второго срока Рухани отдал приоритет проблеме управления банковским кризисом, медленно выпуская миллиарды долларов для выплат вкладчикам, сокращения плохих кредитов и рекапитализации.

Хаменеи в февральской речи признал необходимость «сохранения справедливости» для лиц с низким и средним уровнем дохода, но по-прежнему выступает против отмены государственного контроля и контроля IRGC финансового и промышленного секторов, в том числе в денежно-кредитной политике.

С момента снижения валюты рыночная ставка восстановилась до 45 тыс. риалов за доллар, поскольку власти пытаются предотвратить инфляцию, ухудшающуюся с 10%, и сохранить рост ВВП на 4% в основном на фоне восстановления экспорта нефти.

Согласно опросу, проведенному по заказу Университета штата Мэриленд, cейчас две трети иранской общественности считают экономику «плохой», учитывая, что когда было подписано шестистороннее ядерное соглашение и началась отмена санкций, такого мнения придерживалась половина.

Плохой менеджмент
Хаменеи приказал Гвардии и остальным военным продавать «не представляющие интереса» активы в январе, а инвесторы в акции рассматривают возможность изъятия капиталовложений, поскольку они неразрывно связаны с большей прозрачностью, свободным обращением и корпоративным управлением. Плохой менеджмент привел к месячным забастовкам в крупном списке сталелитейных компаний, где рабочие, выходившие на демонстрации из-за невыплаченных зарплат, сталкивались с арестами.

По оценкам Министерства промышленности, для достижения желаемого среднесрочного роста на 7-8% требуются прямые иностранные инвестиции на $180 млрд, но в прошлом году были зарегистрированы инвестиции только на $2 млрд. Министерство продолжает винить ограничения США в том, что они сдерживают транснациональные банки и их клиентов, хотя недавно из Европы и Азии поступили кредитные линии на сумму $55 млрд, в том числе от кредиторов в Австрии, Италии, Бельгии, Китае и Южной Корее.

Иранские банки подключены к сети трансграничных платежей SWIFT и начали применять глобальные правила борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма, созданные парижской группой разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег.

В марте президент Рухани призвал к соблюдению международных норм в рамках «современной исламской системы», несмотря на негативную реакцию со стороны консервативных законодателей, считающих такие меры «разоружением». Он признал «недостатки», в том числе неработающие активы на десятки миллиардов долларов и различные мошеннические операции.

Ссылки по теме

По словам представителей, муниципалитеты, такие как Тегеран, столкнулись с огромными долгами, при этом ежегодные расходы на обслуживание составили $1,7 млрд.
За первые 10 месяцев финансового года общий объем кредитов вырос на 8% до $100 млрд, поскольку бюджет на 2018-1919 гг. расширил поддержку центробанком списания штрафов за просроченные обязательства.

Банк «Маскан», Банк развития экспорта Ирана и крупнейшая государственная компания «Мелли» получили капитальные вливания. Советники Рухани долго выступали за гораздо более смелые подходы, в том числе создание возможного совместного агентства по управлению активами государственного и частного секторов. Однако по мере нарастания проблем их доверие постепенно начало становиться обесценивающейся валютой.

Let’s block ads! (Why?)