На что намекает новая структура правительства?

Распечатать

16.05.2018 21:54

Москва, 16 мая — «Вести.Экономика». Состав правительства будет представлен президенту на подпись в пятницу, однако новая структура правительства уже была закреплена указом президента. Уже исходя из новой структуры можно сделать определенный выводы относительно того, как будет работать новое правительство и какие направления будут приоритетными.

С уверенностью можно сказать, что совмещать должность министра и вице-президента будет только Антон Силуанов, других совместителей не предвидеться. Вице-президентом, отвечающим за развитие Дальнего Востока, вероятно, останется Юрий Трутнев, учитывая его довольно успешный опыт в этом направлении.

Два министерства образования

Без кардинальных изменений. Президент Владимир Путин утвердил структуру правительства. В него войдут 22 министерства, то есть на одно больше, чем в предыдущем составе. В новом кабмине, к примеру, предложили разделить Минобрнауки.

Решение о разделении министерства образования и науки напрашивалось давно — с момента распада СССР, а точнее с 1988 г., поскольку образование как статья расходов заполнялась по остаточному принципу. Историки сейчас смело могут говорить, что понижение статуса министерства до уровня госкомитета символично, практически предвестник распада государства.

До 2004 г. определить, что делать с министерством науки, так и не смогли. Объединения министерства образования и министерства науки продемонстрировали, что эти два важных направления социальной сферы — наука и образование пока не являются приоритетными направлениями госполитики. Тогда приоритеты были другие экономика, финансы, промышленность, энергетика (отдельно), торговля. Экономику России готовили к получениям дохода от продажи энергоресурсов, росту потребления и перераспределения капитала. Министерства формировались на основе этих трех направлений.

По прошествии 27 лет с момента распада СССР и 14 лет с момента выстроенной структуры стали понятны проблемные места. Во-первых, получив в России образование, главным образом на старой советской базе, которую так и не смогли до конца разрушить, люди, посвятившие себя науке, в большом количестве вынуждены уезжать. Нет денег, нет условий, нет достаточной мотивации.

Во-вторых, российская наука, хотя и развивается, вопреки постоянно сокращающемуся финансированию и запретительным законодательным актам, серьезно отстает от мировых уровней. Проблемы перехода к новым технологическим укладам, происходящие где-то рядом промышленные революции, да и более развитые инфраструктуры для фундаментальных исследований остаются, если не нарастают. Однако профессионально сообщество стало громко заявлять об этом лишь последние несколько лет.

В-третьих, профессиональное образование оказалось законсервированным и постепенно деградировало. Внезапно выяснилось, что в России есть острая нехватка людей рабочих специальностей, которые могут наладить сборку сложных технических установок и машин. В то же время в России наблюдался переизбыток людей с дипломами юристов и экономистов, но найти для большой компании квалифицированного фрезеровщика на текущий момент трудно.

В-четвертых, сломался государственный понятийный аппарат. Сегодня непонятно кого готовит российская система образования: потребителя или уже гражданина, который, например, должен гордиться, что живет в России? А это взаимоисключающие в целом понятия, потребителю все равно, какие геополитические интересы у России на Ближнем Востоке, и он уже задает вопросы, что мы там делаем?

Ну и, наконец-то, престиж страны тоже не добирает огромного количества очков ввиду того, что образование и наука нашей страны перестали быть мягкой силой. Российским чиновникам стало все равно сколько иностранных студентов учится в России, а российские научные центры, за редким исключением, это не те места, куда стремятся попасть молодые ученые из развивающихся стран.

Разделение — это не решение проблемы
Из текста указа становится понятно, что новому Министерству просвещения передаются полномочия по формированию государственной политики в сфере общего, среднего и среднего профессионального образования, но не по высшему образованию — решение этих задач теперь в ведении Министерства науки.

Будет ли межведомственное понимание в вопросе того, насколько готовыми к вузовскому периоду подходят молодые люди, остается вопросом открытым. Говоря конкретнее, такая тема как ЕГЭ, очевидно, выйдет еще в плоскость министерского противостояния. Если даже министерства возглавят люди на словах поддерживающие ЕГЭ, через какое-то время министр науки обязательно заметит, что качество студентов первокурсников в вузах снижается год от года.

Кроме того, такое разделение затруднит работу крупного и среднего бизнеса с системой образования. В последние годы тема сотрудничества бизнеса и учебных заведений стала очень популярной. Выстраивать коммуникацию по подготовке кадров для бизнеса для работы «у конвейера», то есть специалистов рабочих профессий нужно будет с одним ведомством и это одни временные и денежные затраты, а так же бюрократические правила и процедуры. А по подготовке специалистов научных специальностей, в том числе технических, с другим, что означает увеличение бюрократических процедур и разницу в подходах.

Объем средств необходимый на реформу образования

Материальная инфраструктура школы 812 млн руб.
Фундаментальные исследования в высшей школе 573 млн руб.
Экспорт образования 469 млн руб.
Система непрерывного образования 419 млн руб.
Школа цифрового века 400 млн руб.
ВУЗы — центры инноваций в регионах и отраслях 392 млн руб.
Равные образовательные возможности 384 млн руб.
Новое технологическое образование в школах 364 млн руб.
Поддержка талантов 290 млн руб.
Кадры для развития образования 231 млн руб.
Система поддержки раннего развития 141 млн руб.
Грамотность и воспитание в школе 102 млн руб.
Итог 4,6 трлн руб

Министерство цифрового развития
Решение переименовать Министерство связи и массовых коммуникаций Российской Федерации в Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации — это попытка обозначить новые направлений деятельности специалистов старого ведомства, в котором не хватало специалистов по цифровому развитию. Формировать команду новому по этому направлению новому министру нужно будет практически с нуля.

Людей с достаточной компетенций, которые могли бы не на уровне консультаций, а на уровне исполнителей реализовывать последовательно меры по внедрению норм и правил, создающих благоприятные условия для внедрения цифровых технологий и развития цифровой экономики, просто не было. Курировать это направление скорее всего будет Максима Акимова, которого был представлен на должность вице-премьера.

Передача торгпредств
Решение передать Министерству промышленности и торговли Российской Федерации функции по осуществлению руководства деятельностью торговых представительств Российской Федерации в иностранных государствах напрашивалось очень давно.

Дело в том, что в министерстве экономического развития за долгие годы так и не смогли придумать механизм, который позволил был эффективно использовать эту структуру. Более того, министерство экономического развития сегодня ужалось до структуры, которая выполняет лишь аналитическую роль — расширенный Росстат.

В то же время министерство промышленности зарекомендовало себя с хорошие стороны, главная проблема министерства — ограниченные финансовые возможности. Денег на продвижение российского экспорта, увеличения активности Фонда развития промышленности в достаточном количестве нет. Наиболее вероятно, что торгпредства станут рабочим инструментом экспортной политике.

В то же время необходимо учитывать, что торгпредства переданы в оперативное управление, однако все так же закреплены за МЭР, а значит, может быть межведомственный конфликт интересов.

Let’s block ads! (Why?)