Угрожает ли автоматизация рынку труда?

Распечатать

17.01.2018 09:18

Москва, 17 января — «Вести.Экономика». Накануне премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что автоматизация труда не ведет к безработицы, а помогает справиться с проблемами. При этом рост производительности труда во всем мире остается низким, несмотря на развитие информационных технологий.

PRIOSCHKA VAN DE WOUW/EPA

«Новые технологии, например, могут помочь справиться с дефицитом трудовых ресурсов в тех странах, для которых это актуально, в том числе в нашей стране. Россия из-за последствий уменьшения рождаемости в 1990-е годы в ближайшем будущем будет испытывать такие сложности», — отметил Медведев, выступая на пленарной дискуссии Гайдаровского форума.

По его словам, «автоматизация и роботизация в данном случае могут сыграть положительную роль для рынка труда: не только не подстегнуть безработицу, но и, напротив, они должны создать условия для повышения производительности труда и для обоснованного роста заработных плат».

Технологический прогресс ведет к сокращению рабочего времени. Медведев процитировал в связи с этим слова Карла Маркса о том, что уровень развития общества и государства во многом определяется объемом свободного, а не рабочего времени.

При этом требования к квалификации работников возрастут, а сам труд станет более творческим. Медведев выразил мнение, что представления общества о правах интеллектуальной собственности существенно трансформируются, а различные отрасли права изменятся, в том числе налоговое, гражданское и уголовное право.

Правительство уверяет, что российская экономика пошла вверх. ВВП по итогам 2018 г. вырастет на 2%. Откуда такие показатели? Действительно ли все так хорошо? Эти вопросы обсуждают на IX Гайдаровском форуме, во вторник стартовавшем в Москве.

Почему рост производительности труда остается низким, в то время как информационные технологии развиваются быстро? Часто задаваемый в 1980-х и в начале 1990-х гг. вопрос в последние годы вновь стал актуальным в экономике. Его важность росла с укреплением веры техэкспертов в то, что машинное обучение и искусственный интеллект вскоре лишат работы огромное количество людей.

Многие экономисты сомневаются, что резкий рост производительности, способный сделать миллионы граждан безработными, возможен в ближайшее время (и вообще когда-либо). Тем не менее конференция Американской экономической ассоциации, которая состоялась в Филадельфии в начале января, показала, что они серьезно относятся к установкам специалистов технического профиля.

Заседание о вопросе слабого роста производительности было одним из самых интенсивных, особенно жаркая дискуссия велась вокруг последствий автоматизации.

Недавняя история, похоже, поддерживает пессимизм по поводу производительности. В период с 1995 по 2004 гг. часовая производительность в Америке росла в среднем на 2,5% в год, с 2004 по 2016 гг. темпы замедлились до 1%. В других странах группы G7 рост был еще медленнее.

Очевидное объяснение: финансовый кризис 2007-2008 гг. заставил компании отложить инвестирование в увеличение производительности.

Но это не совсем так, считает экономист Федерального резервного банка Сан-Франциско Джон Фернальд. Согласно его оценке замедление в Америке началось в 2006 г. Причиной этого стало снижение «совокупной производительности факторов производства» (total factor productivity) — остаточный показатель, который определяет ВВП после учета рабочей силы и капитала.

Стагнация производительности произошла, несмотря на увеличение расходов на исследования. Это поддерживает популярную идею об отсутствии большого количества не открытых преобразующих технологий.

Другие придерживаются диаметрально противоположной точки зрения. Выступивший с докладом Эрик Бринолфссон из Массачусетского технологического института указал на недавнее резкое увеличение способности машин распознавать модели.

Они могут, к примеру, быстрее людей идентифицировать большинство изображений — решающий фактор для технологии самоуправляемых автомобилей — и не уступают дерматологу в диагностике рака кожи.

Бринолфссон прогнозирует, что подобные достижения в конечном итоге приведут к масштабной реорганизации рабочих мест, которая затронет как высококвалифицированных, так и низкоквалифицированных работников, отмечает британский журнал The Economist.

Пессимизм по поводу производительности уже стал нормой для официальных прогнозистов. Но все больше ученых пытаются понять, как автоматизация способна повлиять на экономику. В докладе Дэрона Асемоглу из Массачусетского технологического института и Паскуаля Рестрепо из Бостонского университета даются новые теоретические модели инноваций.


Авторы предлагают разделить технологический прогресс на две категории: ту, которая заменяет физический труд на машинный, и ту, которая создает новые, более сложные задачи для человека.

В первой категории автоматизация снижает заработную плату и занятость. Во второй создание новых задач способно улучшить благосостояние рабочих. Исторически, по мнению ученых, два типа инноваций были сбалансированы и стимулировались рыночными силами.

Если автоматизация ведет к переизбытку рабочей силы, падает заработная плата, что снижает прибыль для дальнейшей автоматизации, поэтому компании ищут новые, более эффективные способы занять людей. В итоге предыдущие прогнозы о связанной с технологиями безработицы оказались во многом ошибочными.

Тем не менее эти две силы могут в теории лишиться синхронизации. Так, например, если капитал дешевый относительно заработной платы, то может возникнуть стимул к автоматизации, ведущий к экономике с полной роботизацией. Авторы предполагают, что на данный момент предвзятый подход к капиталу в налоговом кодексе или просто «концентрированный фокус» на искусственный интеллект могут склонить компании к автоматизации и оттолкнуть от поиска новых задачах для людей.

Еще один риск состоит в том, что большая часть рабочей силы не обладает необходимыми навыками для выполнения задач новой экономики.

Эти идеи пролили свет на парадокс производительности. Бринолфссон считает, что потребуются годы, для того чтобы полностью ощутить трансформативный эффект технологий общего назначения, таких как искусственный интеллект. Если компании поглощены идеей автоматизации, а подобные инвестиции требуют время для окупаемости, целесообразно, чтобы рост производительности замедлился.

В последние годы инвестиции не были особо низкими относительно ВВП, но они перешли от структур и оборудования к расходам на исследование и развитие.

Если исследования в области автоматизации действительно начинают приносить большую выгоду, то что будет с вытесненными работниками? Последние тенденции указывают на то, что экономика может создавать неквалифицированные рабочие места в таких секторах, как здравоохранение или общественное питание, где не так просто внедрить автоматизацию.

Риск в том, что без достаточных инвестиций в подготовку кадров технологии приведут к еще большему увеличению рядов низкоквалифицированных работников. Для того чтобы нанять их всех, зарплата будет снижаться, а условия труда ухудшаться. Если оптимисты производительности правы, то конечная проблема может быть не в количестве доступной работы, а в ее качестве.

Let’s block ads! (Why?)